«Халявы не будет»: банкротство физлиц не приобрело массового характера

Банкротство физлиц в России не приобрело массового характера, заявил корреспонденту ИА REGNUM заведующий кафедрой антикризисного управления и финансового оздоровления Международного банковского института, управляющий партнер IFL Group, Андрей Логвинович, комментируя законную возможность признать себя банкротом в России, которая не привела большому числу списания задолженности.

Эксперт отметил, что принятие закона о банкротстве гражданина откладывалось более 10 лет с момента принятия Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 №127-ФЗ по причинам весьма существенным, среди которых необходимость выработки критериев банкротства, подходов к процедурам банкротства, с учетом особого субъекта — гражданина, участвующего в деле о банкротстве и не обладающего необходимыми знаниями для самостоятельного участия в такой процедуре.

«Практика выявила все эти упущения, породив как отказ от принятия процедур со стороны арбитражных управляющих, так и невозможность воспользоваться процедурой со стороны обыкновенных граждан-обывателей, а не разорившихся олигархов и бизнесменов», — пояснил Логвинович.

Между тем, он подчеркнул, что наряду с объективными причинами, препятствующими массовости процедур банкротства граждан, существуют и субъективные, среди которых отсутствие желания профессионального сообщества, а равно арбитражных судов внимательно изучить действующие нормы.

«Так, весьма распространенными заблуждениями являются проведение аналогии между процедурами банкротства гражданина и организации, например, реструктуризацией долгов гражданина и наблюдением при банкротстве организаций, реализацией имущества гражданина и конкурсным производством в банкротстве юридических лиц. Однако такой подход является в высшей степени поверхностным и не отражает действительной сущности каждой из процедур. Фактически, при правильном прочтении, процедура банкротства гражданина является упрощенной версией банкротства вообще, учитывающей особый статус гражданина, а также презумпцию добросовестности каждого из участников дела о банкротстве», — сообщил Логвинович.

Заведующий кафедрой антикризисного управления и финансового оздоровления Международного банковского института пояснил, что основными участниками, согласно действующей редакции закона о банкротстве, являются арбитражный суд и сам должник, обязанный действовать разумно и добросовестно. Своеобразным помощником для гражданина является финансовый управляющий, который не только обязан помочь должнику, но и который делает вывод о добросовестности поведения такого должника, как в преддверии банкротства, так и при проведении процедур банкротства.

«Важно понимать, что банкротство, как таковое, не ставит перед собой задачи списание долгов, более того, любой нормативно-правовой акт, который закрепит данный подход будет противоречить статье 10 Гражданского кодекса РФ, так и здравому смыслу. Списание долгов — есть не причина процедуры, а ее следствие. То есть разумное и добросовестное поведение должника, оказавшегося неспособным обслуживать свои долги, ввиду объективных к тому причин, коррелируется с возможностью их списать. Между тем, именно такой подход, реализованный на практике вызвал особенное возмущение как обывателей, которые вдруг поняли, что халявы не будет, так и малой группы арбитражных управляющих, которые объединившись в общероссийской профсоюз арбитражных управляющих, вместо реальной защиты прав и интересов арбитражных управляющих, занялись оголтелым законотворчеством, понимая, что реализация верного по своей юридической сути подхода, сделает их обязанными вести процедуры также добросовестно, не обещая молочные реки и кисельные берега недобросовестным должникам», — резюмировал эксперт.

Согласно данным из портала о банкротствах finzdor.ru, на 1 ноября 2016 года насчитывается порядка 34 000 заявлений о банкротстве граждан-должников, из которых только 1009 человек c начала действия закона о банкротстве физлиц смогли списать свои долги.

Напомним, с 1 октября 2015 года граждане, имеющие просроченный долг более чем в 500 тысяч рублей сроком свыше 90 дней по всем видам розничных кредитов/займов, являются формально подпадающими под действие закона о банкротстве физических лиц.

Согласно данным Национального бюро кредитных историй (НБКИ), по состоянию на конец июня 2016 года количество граждан, формально подпадающих под действие закона о банкротстве физических лиц, составило 597,4 тысяч человек.

При этом, по состоянию на сентябрь 2016 года, средний возраст потенциального банкрота в России составил 37,8 лет. «Самые «возрастные» потенциальные банкроты живут в Камчатском крае (средний возраст — 40,7 лет), Карачаево-Черкессии (40,1 лет), Чукотском АО (39,2 лет), а также в Калининградской и Магаданской областях (по 39,0 лет). В свою очередь наиболее «молодые» граждане, подпадающие под действие закона о банкротстве, зафиксированы в Дагестане (34,8 года), Ненецком АО (35,7 лет), Республике Алтай (35,8 лет) и в Мордовии (35,9 лет)», — сообщила пресс-служба НБКИ

1 здезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (нет оценок)
Загрузка...