Проект закона об упрощенной процедура банкротства для физических лиц

Закон о банкротстве физлиц, вопреки ожиданиям, не стал панацеей для подавляющей части должников: за год и месяц его действия банкротами были признаны чуть больше 1000 россиян. Камнем преткновения оказались дороговизна и сложность самой процедуры. Но ситуацию может переломить введение упрощенной схемы банкротства граждан, которые попали в действительно бедственное положение. Такие поправки в закон почти одновременно предложили Минэкономразвития и Российский Союз саморегулируемых организаций арбитражных управляющих (РССОАУ). «Право.ru» сравнило тексты двух законопроектов и попросило юристов прокомментировать их.

Банкротство не по карману

Как рассказали «Право.ru» в Общероссийском профсоюзе арбитражных управляющих (ОРПАУ), число проблемных должников (с просрочкой свыше трех месяцев по кредиту на сумму более 500 000 руб.) в России на конец сентября 2016 года превысило 600 000 человек. Однако с 1 октября 2015 года (даты вступления в силу закона о банкротстве физлиц) по 31 октября этого года, согласно данным системы Casebook, в суды поступило лишь 35 178 заявлений о признании банкротом физлиц, которые задолжали в общей сложности 2,9 трлн руб. Причем банкротами за этот период признаны всего 1003 человека. Таким образом, бума «личных» банкротств, вопреки ожиданиям, не произошло ни в первые месяцы действия закона, ни в дальнейшем. Сложившуюся ситуацию эксперты единодушно связывают со сложностью и дороговизной самой процедуры (по разным оценкам, от 46 000 до 55 000 руб., без учета затрат на юруслуги). Неудивительно, что среди состоявшихся банкротов – в основном бизнесмены (см. «За год из-за дороговизны процедуры банкротом признано только 671 физлицо»).

Однако ситуация может поменяться уже весной следующего года, когда в России, как ожидается, заработает упрощенная схема банкротства физлиц. Она будет распространяться на тех, кто находится в действительно бедственном положении и не в состоянии оплатить процедуру в том объеме, в котором требуется сейчас. Соответствующие поправки подготовил Российский Союз саморегулируемых организаций арбитражных управляющих (РССОАУ) при участии ОРПАУ (см. «Арбитражные управляющие упростят банкротство малообеспеченных граждан»). Почти одновременно о разработке законопроекта на ту же тему сообщило Минэкономразвития (выяснить, кому принадлежит пальма первенства, не удалось – в РССОАУ утверждают, что еще в июне направили свои предложения в МЭР, однако источник «Право.ru», знакомый с ходом подготовки обоих проектов, говорит, что работа над ними велась параллельно). Как бы то ни было, каждый из документов уже нашел и сторонников, и противников, не остались в стороне от дискуссии и сами разработчики (см. «Арбитражные управляющие не поддержали проект МЭР об упрощенной процедуре банкротства физлиц»). «Право.ru» решило сравнить два проекта первых крупных поправок в закон о банкротстве физлиц.

Простая арифметика

Вопрос удобства-неудобства того или иного законопроекта для самого должника сводится во многом к тому, сколько же позволит сэкономить предлагаемая им «упрощенная» процедура банкротства. Следует оговориться, что, скорее всего, изначально ее удешевит снижение пошлины. Сейчас в Думе рассматривается законопроект МЭР, призванный удешевить процедуру банкротства граждан. Предлагается снизить в 20 раз – до 300 руб. – госпошлину для физлиц при обращении в суд с заявлением о банкротстве, для юрлиц она останется неизменной – 6000 руб. (см. «В ГД внесен законопроект о дифференцированной пошлине при банкротстве»).

По примерным подсчетам схема МЭР в идеале потребует от гражданина только оплаты госпошлины – 300 руб., а также услуг нотариуса или арбитражного управляющего по опубликованию соответствующей информации в едином госреестре сведений о банкротстве – 1207 руб. Но снова оговоримся – это идеальный вариант развития событий. Если гражданин не сможет самостоятельно подать заявление о банкротстве и преодолеть другие процессуальные процедуры, ему не избежать обращения к финуправляющему, который, как отметили «Право.ru» в ОРПАУ, запросит за свои услуги от 30 000 до 50 000 руб. В таком случае вся прелесть законопроекта МЭР практически сходит на нет.

Законопроект, разработанный рабочей группой РССОАУ при участии ОРПАУ, также предусматривает оплату госпошлины – 300 руб., но основную разницу в «ценнике» создает необходимость выплаты вознаграждения управляющему – 15 000 руб., плюс порядка 5000 руб. издержек на проведение процедур. В итоге получаем чуть более 20 000 руб. Еще раз подчеркнем, что это очень примерные подсчеты, но и они наглядно демонстрируют возможность ощутимо сэкономить при объявлении себя банкротом в упрощенном порядке.

Портрет потенциального банкрота «по упрощенке»

Для применения упрощенной процедуры банкротства гражданину, согласно законопроектам, нужно соответствовать ряду критериев. Так, общий размер его обязательств должен быть больше 50 000 руб., но не превышать 900 000 руб. (проект МЭР) или 2 млн руб. (проект рабочей группы РССОАУ). При этом в течение полугода, предшествующего подаче заявления о банкротстве, должно возникнуть не более четверти суммы долга, а число кредиторов ограничено десятью. Кроме того, ежемесячный доход потенциального банкрота за предыдущие полгода должен быть не больше трех размеров прожиточного минимума, а остаток по банковским счетам и вкладам за тот же период – не больше 50 000 руб. (без учета сумм кредитов). Проектами прописаны и другие условия: отсутствие недвижимости (кроме той, на которую нельзя обратить взыскание), неснятой или непогашенной судимости за экономическое преступление. А до даты принятия заявления должен истечь срок административного наказания за мелкое хищение, либо за фиктивное или преднамеренное банкротство. Чтобы объявить себя банкротом «по упрощенке», гражданин, помимо всего прочего, в течение предыдущего года не должен совершать сделок по безвозмездному отчуждению своего имущества дороже 200 000 руб.

При этом каждый из документов вносит свои «штрихи» в «портрет» предполагаемого банкрота: законопроект РССОАУ требует, чтобы он не признавался несостоятельным в течение пяти предыдущих лет, а план реструктуризации его долгов не утверждался в течение восьми лет, предшествующих подаче заявления. Кроме того, отмечается, что регулирующий орган «вправе установить дополнительные требования для применения упрощенной процедуры банкротства». Законопроект МЭР, в свою очередь, предписывает, что гражданин больше года не должен быть ИП (или соучредителем организации), в течение четырех месяцев не менять место жительства (пребывания) на другой субъект РФ, а на дату принятия заявления о признании его банкротом прошло не меньше 10 лет с момента реализации имущества по упрощенной процедуре и не менее пяти лет после реструктуризации его долгов. Вероятно, министерство хотело такими требованиями ограничить возможность злоупотребления со стороны должников, говорит Александр Вязовик, партнер, руководитель направления по банкротству юрфирмы VEGAS LEX. Однако из-за этого сужается спектр возможного применения поправок и снижается положительный эффект от их принятия, добавляет он. Спорным, по его мнению, является и наделение регулирующего органа правом по установлению доптребований к должникам в проекте РССОАУ.

Очень самостоятельный банкрот

Тот, кто отвечает всем этим критериям, сможет пройти процедуру банкротства в течение 90 дней и с минимально возможными затратами. Такой порядок и МЭР, и арбитражные управляющие предлагают прописать в новом, пятом параграфе («упрощенная процедура банкротства гражданина»), который дополнит главу X закона о несостоятельности. Принципиальное различие двух законопроектов – в особенностях проведения этой процедуры. Так, Минэкономразвития предлагает физлицам самостоятельно подавать в арбитраж заявление о банкротстве. Его форму и перечень документов, которые должны к нему прилагаться, утвердит регулирующий орган. Определение о принятии заявления суд должен в течение пяти дней направить всем кредиторам, указанным в списке, уполномоченному органу и главному судебному приставу по месту проживания должника. Сам заявитель в течение 15 рабочих дней после вынесения определения обязан обратиться к нотариусу или арбитражному управляющему для включения соответствующей информации в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве (плата за публикацию одного такого объявления не должна превышать 1207 руб.).

При банкротстве по упрощенной схеме МЭР предлагает не утверждать финуправляющего и не применять реструктуризацию долгов. Также, по мнению министерства, можно отказаться от анализа финсостояния должника и выявления признаков преднамеренного банкротства. Кроме того, «упрощенка» исключает ведение реестра кредиторов (будет лишь составленный гражданином список) и проведение их собраний. Свое имущество должник обязан реализовать сам: предварительно предложить арбитражу порядок его продажи, а после – отчитаться о результатах. При этом упрощенная процедура не исключает возможность перехода к общему порядку признания гражданина банкротом (по ходатайству одного из участников процесса). Для этого нужно два условия: должник не подпадает под требования для «упрощенки» или же в ходе нее стал собственником имущества дороже 200 000 руб. МЭР тем же законопроектом предлагает прописать в КоАП норму, согласно которой ложные сведения в заявлении о применении упрощенной процедуры банкротства будут наказываться штрафом от 5000 до 30 000 руб.

Доверьтесь профессионалам

Законопроект, подготовленный рабочей группой Союза СРО арбитражных управляющих при участии их общероссийского профсоюза, предусматривает, что гражданин, который решил объявить себя банкротом по упрощенной процедуре, обращается с соответствующим заявлением к финансовому управляющему. При этом должник должен перевести на его счет фиксированное вознаграждение в 15 000 руб. (как пояснили «Право.ru» в ОРПАУ, сумма высчитана путем снижения трудозатрат управляющего) и возместить издержки по проведению процедуры. К ним в законопроекте отнесены расходы управляющего на «осмотр доказательств на месте», на опубликование сведений, а также уведомление кредиторов и иных лиц.

Управляющий через пять дней после получения заявления должен принять решение о начале упрощенной процедуры банкротства или сообщить об оставлении заявления без движения (у должника есть два месяца, чтобы устранить все претензии). А в течение еще пяти дней управляющий обязан опубликовать сообщение о начале такой процедуры. Кроме того, не позднее чем через три дня после включения сообщения в госреестр сведений о банкротстве, он должен известить о начале упрощенной процедуры всех кредиторов должника и иных лиц. Законопроект РССОАУ также не предусматривает реструктуризацию долгов гражданина, а вот реестр требований кредиторов в отличие от документа Минэкономики ведется, и отвечает за это финуправляющий. Кроме того, любой из участников процесса также может потребовать признания гражданина банкротом по общей процедуре, если он согласен понести процессуальные расходы. Обязанность по описи и оценке имущества должника, подаче в суд заявления о признании гражданина банкротом по упрощенной процедуре и предложений по реализации его имущества берет на себя финуправляющий. Для гражданина, сообщившего ложные сведения, также предусмотрен административный штраф до 30 000 руб.

«В варианте, который подготовила рабочая группа РССОАУ, арбитражный управляющий берет на себя часть нагрузки суда, говорит Иван Рыков, член центрального комитета Общероссийского профсоюза арбитражных управляющих (ОРПАУ). – Проектом МЭР он официально исключается из процедуры банкротства, но фактически его участия не избежать». Граждане, которых охватывают законопроекты, в основной своей массе не могут сами ни составить заявление, ни его сопроводить, поясняет Рыков. «Даже если на руках есть форма, они все равно пойдут к управляющему, – убежден эксперт. – Поэтому для гражданина эти проекты по большому счету равны. Для арбитражных управляющих тоже: они получат вознаграждение либо по договору оказания юруслуг, либо официально, как управляющие». Однако документ МЭР не решает проблему загруженности судов, добавляет Рыков: им придется перепроверять за гражданином то, что он сделал – нагрузка лишь увеличится. «В варианте РССОАУ суд продолжает взаимодействовать с профессиональным участником, который сам проверит необходимые цифры. Конечно, нужно его контролировать, но не все за ним пересчитывать», – подчеркивает эксперт.

Управляющих интересуют лишь шестизначные цифры

«Законопроект МЭР все-таки будет удобнее для граждан, – говорит Олег Зайцев, консультант Исследовательского центра частного права. – Поскольку он позволяет пройти процедуру без арбитражного управляющего. Наши управляющие привыкли за десятилетия банкротства юрлиц, что каждая процедура приносит заметный доход. В делах же о банкротстве граждан без активов или с малыми активами привычных для наших АУ как минимум шестизначных цифр вознаграждения нет и быть не может». В связи с этим предлагаемая РССОАУ процедура с активным участием управляющих, причем еще на стадии подготовки заявления, не сможет эффективно работать из-за их нежелания заниматься такими процедурами, отмечает Зайев: уже сейчас многие граждане сталкиваются с тем, что никто из АУ не берется за их банкротство за гарантированное законом минимальное вознаграждение в 25 000 руб.

К числу достоинств проекта МЭР Юлия Литовцева, руководитель практики банкротства и антикризисной защиты бизнеса «Пепеляев Групп», также относит следующее: установление разумного порога задолженности, позволяющего рассчитывать на упрощенную процедуру; предложение механизма, облегчающего гражданину подготовку обращения в суд без дополнительных затрат на юристов и сохранение за судом контроля над основными событиями в банкротстве. Минусом она считает то, что на гражданина возлагают обязанность подготовить предложения по реализации имущества и некоторые другие функции, требующие помощи специалиста. Предложения Минэкономразвития считает более предпочтительными и советник Saveliev, Batanov & Partners Радик Лотфуллин. «Одной из причин того, что банкротство граждан не получило массовый характер, является нежелание арбитражных управляющих участвовать в этих процедурах из-за несоответствия размера вознаграждения объему их обязанностей и риску ответственности, – говорит эксперт. – Законопроект МЭР фактически снимает эту проблему в связи с тем, что он принципиально исключает необходимость участия в процедуре финансового управляющего».

Удобнее для всех, кроме финуправляющих, будет проект Минэкономразвития, солидарен Всеволод Васильев, старший юрист юрфирмы «ЮСТ Исаков, Афанасьев, Иванов». «Так как для всех упрощенных процедур предполагается минимальное участие суда при рассмотрении заявления о банкротстве должника, – поясняет юрист. – И здесь большое значение имеет предложение МЭР по включению в реестр требований должника, которые им не заявлены, не на основании судебного решения, а самим финуправляющим». Предложенные МЭР поправки должны значительно ускорить и упростить процедуру банкротства, считает Анна Зорина, ведущий юрист юргруппы «Яковлев и Партнеры». При этом управляющие могут быть привлечены только при назначении общего порядка в случае удовлетворения заявления одного из кредиторов, добавляет она, тогда обязанность по оплате возлагается на инициировавшего общий порядок.

Проект МЭР «слишком радикален»

«Оба законопроекта направлены на решение одной задачи: обеспечение доступности процедуры банкротства для граждан-должников, – отмечает Александр Вязовик, партнер VEGAS LEX. – Но способы ее решения предлагаются разные. Если в законопроекте Минэкономразвития основная нагрузка по ведению процедуры возложена на суды и самого должника, то в проекте РССОАУ – на финуправляющего. Последнее решение видится более рациональным, так как суды и так перегружены, а отсутствие у должников необходимых для реализации юрпроцедур компетенций является одним из барьеров для широкого применения процедур персонального банкротства». Правда, не уверен, что законодатель готов к тому, чтобы передать полномочия по принятию решения о введении упрощенной процедуры банкротства финуправляющему, добавляет эксперт.

«Проект РССОАУ в целом представляется более удобным для малообеспеченных граждан, – говорит юрист компании «Хренов и партнеры» Михаил Будашевский. – Поправки не требуют от должника активного участия в процедуре банкротства. Однако это достигается за счет чрезмерного расширения полномочий финуправляющего. Так, он сам включает в реестр требования тех кредиторов, по которым отсутствуют возражения. При текущем состоянии института банкротства в России такой подход едва ли может быть оправданным». Проект МЭР почти не решает заявленную проблему – недоступность института банкротства для малообеспеченных граждан, считает юрист. Снятие с должника бремени оплаты услуг финуправляющего на деле оборачивается тем, что все действия в рамках процедуры банкротства он должен совершать либо сам, либо через юриста, резюмирует Будашевский.

Законопроект, подготовленный рабочей группой арбитражных управляющих, удобнее для банкротов, говорит Эдуард Олевинский, руководитель рабочей группы по банкротству граждан РССОАУ: в нем отсутствуют такие критерии, как отсутствие в прошлом регистрации заявителя в качестве ИП, неучастие заявителя в органах управления коммерческой организации, неизменное место жительства. «Законопроект Минэкономразвития представляет собой судебное списание долгов, по существу без проведения процедуры, – добавляет Олевинский. – По сути МЭР предлагает ввести списание долга самим должником с возможностью для кредиторов взять инициативу в свои руки и за свой счет провести процедуру банкротства. Боюсь, такой законопроект слишком радикален».

Делаем ставки, господа

«У законопроекта РССОАУ практически нет никаких шансов на принятие, – убеждена Юлия Литовцева из «Пепеляев Групп». – Попытка вывести важную часть процесса банкротства и передать процессуальные функции суда финуправляющим заведомо обречена на провал». Михаил Будашевский из «Хренов и партнеры», в свою очередь, надеется на то, что в результате дискуссии будет разработан «комбинированный» вариант законопроекта, который позволит сделать процедуру банкротства более понятной и доступной для граждан, но не породит при этом новые возможности для злоупотреблений со стороны недобросовестных должников. А вот адвокат Алексей Михальчик в своих прогнозах делает заход с другой стороны: «Упрощение и удешевление процедуры банкротства крайне невыгодно банкам, которые всегда имели хороших лоббистов в законодательных органах, поэтому сомневаюсь, что в таком виде пройдет хотя бы один из законопроектов».

1 здезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (нет оценок)
Загрузка...