Банкротство оказалось россиянам «не по карману»

Россияне, задолжавшие свыше 500 000 руб. и не способные рассчитаться с кредиторами, почти не пользуются возможностями закона о банкротстве физических лиц, выяснили «Ведомости». Только 0,2% или 1000 потенциальных банкротов, подпадающих под действие закона, на 1 ноября добились освобождения от долгов, механизм реструктуризации задолженности вообще оказался неработающим, а инициаторами банкротства в 80% случаев были кредиторы.

Напомним, законная возможность признать себя банкротами, списать неоплаченные долги либо реструктурировать их на срок до трех лет появилась у граждан с 1 октября 2015 года. По оценке Объединенного кредитного бюро (ОКБ), сейчас под действие закона о банкротстве граждан подпадает 593 000 россиян с долгом более 500 тыс. руб. по одному или нескольким кредитам, платежи по которым не вносились от 90 дней. По словам Ильи Ильина из правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры», в среднем в месяц подается около 3000 заявлений о банкротстве, из них самими должниками — всего 15-20%.

Есть целый ряд причин невостребованности закона о банкротстве физлиц, отмечает издание. Так, например, в марте этого года впервые в российской судебной практике гражданину, уже признанному банкротом, было отказано в списании долгов. Суд счел, что житель Новосибирска Валерий Овсянников, который подал заявление на банкротство из-за обязательств в 630 000 руб. по четырем кредитам, взятым в 2011-2014 гг. в трех банках, «принял на себя заведомо неисполнимые обязательства, что явно свидетельствует о его недобросовестном поведении в ущерб кредиторам». Официальный доход Овсянникова, который все это время работал грузчиком и получал 18 000-22 000 руб., оказался меньше ежемесячных выплат по кредитам в 23 616 руб. В итоге суд постановил завершить процедуру реализации имущества, отказав Овсянникову в освобождении от долгов.

Многим россиянам банкротство оказывается просто не по карману. Так, аналогичные истории произошли с двумя пенсионерками. Одна из них задолжала по кредиту Сбербанку свыше 1,7 млн руб., имея в качестве единственного источника дохода пенсию в 12 504 руб. Суд решил, что с учетом прожиточного минимума у должника недостаточно средств и имущества для оплаты расходов по делу и полного или частичного погашения долгов перед кредиторами. Пока не назначена новая дата рассмотрения дела.

Другая заемщица задолжала Сбербанку свыше 2 млн руб. и в рамках исполнительного производства выплачивала ежемесячно 50% пенсии, единственного источника ее дохода (13 147 руб.). Суды первой и апелляционной инстанций отказали ей в иске, однако она выиграла кассацию и теперь также ждет нового рассмотрения иска. Ключевым аргументом в обоих случаях оказались внесенные на депозит суда 10 000 руб. для оплаты фиксированного вознаграждения финансового управляющего за одну процедуру и готовность финансировать все процедуры банкротства, отмечает издание.

Советник компании Saveliev, Batanov & Partners Радик Лотфуллин уверен в том, что банкротство граждан не приобрело массового характера из-за дороговизны и нежелания арбитражных управляющих участвовать в нем за предусмотренное законом вознаграждение — 25 000 руб. По его мнению, эту проблему можно решить за счет введения упрощенной процедуры банкротства как минимум в отношении граждан, не имеющих имущества для реализации, а также установления дисквалификации для финансовых управляющих только за нарушения, повлекшие убытки кредиторов. По оценкам правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры», при реализации имущества около 15% конкурсной массы тратится на вознаграждение управляющим и привлеченным ими лицам, в среднем все расходы составляют 200 000 руб.

Стоит отметить и низкую юридическую грамотность и информированность граждан. На октябрь 2015 года 69% респондентов в городах-миллионниках не предполагали, что закон о банкротстве физлиц принят, на минувший сентябрь их оставалось более 50%.

1 здезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (1 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...